Знакомство со взрослыми участниками семинара

Семинар для педагогов-психологов "Песочная терапия в работе с младшими школьниками и их родителями"

знакомство со взрослыми участниками семинара

Знакомство участников обучения необходимо не только для того, чтобы . По договоренности всех участников семинара, каждый цвет означает. «Знакомство молодых педагогов на семинаре в студии педагогического искусства Цель тренинга: знакомство и сплочение участников семинара, . Курс повышения квалификации «Оказание первой помощи детям и взрослым». Легкое ненавязчивое знакомство, сближение участников команды без упражнений немыслим, тренинг без упражнений - это семинар, это урок, это .

Дальше по очереди или по желанию; — время выступления каждого — 2 минуты. Хотя при знакомстве в такой форме участникам не свойственно затягивать время. Если Вы проводите тренинг, то: Это делается путем постановки вопросов участникам после процедуры знакомства.

Если однодневный тренинг, то процедуре знакомства желательно уделить минут. Если двух или трехдневный, то от 40 минут до 1,5 часов. Три вопроса пример, игровой методики на групповое знакомство Количество участников: Участники должны записать 3 вопроса, которые они хотели бы задать человеку, которого они только что встретили.

Пусть они подойдут к этому творчески и не задают наиболее очевидные вопросы имя, организация и. После минутной паузы попросите участников двигаться по кругу, задавая друг другу вопросы, и отвечая на. Пусть группа встретится с как можно больше новыми людьми. Соберите всю группу вместе, чтобы все представились. После выступления каждого участника, другие должны добавлять ту информацию, которую они узнали об этом человеке.

Таким образом, получиться более полная характеристика каждого участника. Парное интервью более простой вариант, который не требует подготовки Количество участников: Участникам необходимо разбиться на пары, причем так, чтобы участники каждой пары не были знакомы друг с другом.

Второй участник повторяет слова предыдущего и называет себя, третий повторяет всех предыдущих и добавляет себя и. Заканчивает знакомство ведущий, называя по порядку имена и эпитеты каждого участника. Перед началом занятий на столы, сдвинутые в центре, раскатывается большой рулон бумаги 4—5 мставятся коробки с акварельными красками, каждому участнику вручают кисточку.

Участники должны зарисовать весь этот огромный лист бумаги. Во время рисования каждый участник поочередно представляет себя и отвечает на вопрос: После каждого представления все участники перемещаются вокруг стола на один шаг по часовой стрелке, продолжая дорисовывать или перерисовывать картину.

В конце тренинга каждому участнику выдают лист бумаги формата А4, из которого вырезается рамка, которую накладывают на общую картину по желанию каждого из участников и вырезают выбранные фрагменты.

Получившиеся картинки становятся памятными символами совместной работы. Чтобы конкретизировать оценку результативности тренинга можно предложить его участникам на обороте своих фрагментов записать собственную оценку и пожелания по поводу собственной деятельности в будущем.

Обычно, чем смешнее или необычнее эпитет, тем лучше он запоминается. Второй участник повторяет слова предыдущего и называет себя, следующий повторяет всех предыдущих и добавляет себя, и так далее по кругу. Наиболее сложная задача у ведущего, который, замыкая круг, повторяет имена с эпитетами всех участников и представляет. Конечно же, при большом количестве участников очень сложно запомнить все имена, и могут быть заминки, но этого не следует бояться — группа всегда поможет назвать.

Участники 10—12 человек сидят в кругу и передают друг другу какую-либо игрушку. Тот, у кого она в руках говорит о себе три предложения, например, имя, увлечения, мечта. После того, как высказались все, снова идет представление, но уже своего соседа справа или слева. Тот человек, о котором не могут вспомнить, встает, и группа должна догадаться о его имени по подсказке со стороны этого человека, например: Ожидания и опасения участников.

Важным моментом обучения является выяснение ожиданий и опасений участников, даже в том случае, когда эти ожидания и опасения достаточно предсказуемы. Дело в том, что, когда человек сам формулирует свои потребности и страхи, он одновременно пытается осознать их, что помогает избежать недопонимания или неудовлетворенности. Поэтому эти факторы учитываются обязательно.

Игры на знакомство - Психологос

Участникам важно знать, что их и ожидания, и опасения не останутся с ними, а будут озвучены, учтены и будут важным критерием при оценке результатов занятий. В числе самых простых способов выяснения ожиданий и опасений участников может быть. Ведущий вывешивает плакаты, на каждом из которых записано начало фраз, с помощью которых обычно формулируют свои ожидания, например: Ведущий предлагает каждому участнику самостоятельно дописать конец этих фраз.

После этого он должен обязательно обобщить и уточнить эти формулировки, чтобы не было недопонимания. Если нет возможности выделить достаточно времени для выяснения ожиданий, можно предложить участникам записать свои ожидания на обычных листах бумаги, пустив их по кругу или по рядам во время выяснения целей и задач тренинга.

После этого следует листы расположить перед участниками так, чтобы текст был виден. Ведущий проходит по кругу, зачитывает формулировки, уточняет. Затем листы можно развернуть именами. В конце занятий участники вычеркивают формулировки реализованных ожиданий и разворачивают листы текстом к центру для подведения итогов.

Ведущий должен удовлетворять следующим требованиям: Другими словами, это должен быть специалист, владеющий предметом обсуждения с гибким мышлением, позволяющим реагировать на изменения обстановки, корректировать по ходу дела свое поведение и мягко направлять поведение участников. Вплоть до возможной перестройки тактики проведения занятий. Но это уже экстрим. Очень важно чувство юмора, умение признаться, сто что-то не ясно и.

А самое главное — ведущему должно нравиться то, что он делает. Это удовольствие от общения очень тонко чувствуется группой и заразительно. Формы и методы обучения. Существует множество разнообразных форм обучения. Для обучения взрослых необходимо использовать активные методы обучения. Не следует увлекаться применением технических средств, их обилие может тормозить процесс восприятия, особенно если аудитория не владеет в должной мере этими средствами.

В отличие от традиционной образовательной практики лекции в рамках семинаров и тренингов используются для сжатого сообщения большого объема сведений, часто это информационное введение в тему. Восприятие устного изложения становится эффективнее, если лекция сопровождается слайдовой презентацией, направленной на ориентацию слушателей, удержание их внимания.

Дискуссия — еще один распространенный метод обучения. В его основе лежит обмен мнениями по заданной теме. Во время дискуссии задача ведущего — организовать упорядоченное общение-диалог участников для достижения учебных целей. Основными чертами такого метода обучения, как игра, являются состязательность и условность действия.

Состязательность позволяет сделать тренинг живым и увлекательным. В тренингах нередко используют элементы разных видов игр ролевых, имитационных, моделирующих. Недостатком этого метода является преобладание стереотипов поведения, мешающих участникам игры увидеть ситуацию или свои действия со стороны. Интерактивное обучение обеспечивает участникам возможность преобразовать их собственный опыт, побуждает к самостоятельному поиску решения проблем.

Задача ведущего в ходе интерактивного обучения создать условия для проявления участниками активности и инициативы. Поэтому Гинцбургу приходилось реконструировать его, используя популярные шаблоны из литературы своего времени, а не живые воспоминания. Тезис весьма интересный, но довольный спорный.

В частности, использование всевозможных клише и дидактика при описании детства довольно популярны даже в современных автобиографиях. Кроме того, Вадим Суренович обратил внимание участников семинара на само детство Руссо, который рос в очень трудных условиях, которые оказали значительное влияние не только на личность просветителя, но и на его политические взгляды.

Например, его отношение к цивилизации как к тому, что уродует чистого от природы человека. Поэтому, считал Руссо, воспитание не просто не нужно, но даже вредно для человека, и только выросший в естественных условиях, человек может сам выбрать, какое государство ему ближе, и заключить с ним отдельный общественный договор.

Безусловно, довольно очевидно, что когда взрослый человек описывает своё детство, то он неизбежно привносит в его описание взгляд своего возраста и высвечивает те стороны, которые важные для него сейчас, а не. Однако Екатерина отметила, что для неё скорее интересно не детство само по себе, а складывание нарратива о нём, а здесь, такие искажения не мешают исследователю, а наоборот, становятся центром его работы и помогают лучше понять, не детство автора биографии, а его как уже взрослого писателя, обратившегося к этому литературному жанру.

В последние десятилетия политическая история во Франции стала в полном смысле современной областью исторической науки. После длительного периода дискредитации она смогла обогатить свой методологический арсенал, расширить предметную область за рамки государственных институтов и публичного права, увеличить хронологический масштаб исследований. Автор анализирует причины подъема политической истории. В противовес объяснениям на уровне общих тенденций в исторической дисциплине, основное внимание уделено собственному вкладу историков политики в теоретическое развитие своей области.

В частности, показано ключевое значение их подхода к трактовке исследовательского объекта. Доклад Анастасии Заплатиной "Материалы медицинского отдела войск НКВД по охране тыла через призму социальной истории медицины" 20 марта с докладом "Материалы медицинского отдела войск НКВД по охране тыла через призму социальной истории медицины" выступила Анастасия Заплатина. Уже из названия видно, что в докладе нет какой-то одной конкретной методики. Анастасия рассказала, как менялось отношение к медицине как к науке, и каким образом вообще сформировалась социальная история медицины, которая представляет собой нечто большее, чем просто микс истории медицины и социальной истории.

Основной упор был сделан на теоретические построения Мишеля Фуко, многие работы которого как раз были связаны с медициной. Французский мыслитель показывал, что вопросы, например гигиены, выходят за пределы чисто медицинских и затрагивают политические, потому что внедрение таких практик в общество неизбежно влечёт за собой процессы контроля населения и власти над его повседневными практиками.

Тем не менее, несмотря на то, что рассказу о Фуко Анастасия посвятила значительную часть своего рассказа, его теория не стала той опорой, на которой она смогла бы построить повествование о собственных изысканиях в истории Красной Армии. Тем более, что тематика её исследований касается весьма щекотливого вопроса венерических заболеваний, контроль над распространением которых неизбежно ведёт к регуляции половой жизни человека и его сексуальности.

Отсутствие центрального сюжета и основной проблематики были отмечены оппонентами как основные минусы этого, безусловно, хорошего доклада. Ирина Максимовна отметила, что сам факт заражения красноармейцев венерическими заболеваниями свидетельствует о том, что у них были сексуальные контакты, но что собственно это нам даёт? Историка должна интересовать социальная реальность прошлого, а за констатацией фактов существования подобных трюизмов её.

Поль Вен в своей книге "Как пишут историю. Опыт эпистемологии" проводил следующий удачный пример: А глядя на ночное небо, они видели то, что им подсказывал здравый смысл - твердый свод, и притом не очень высокий; нам же, после открытия планет в эпоху Медичи кажется, что это бездонная пропасть, перед которой мы испытываем хорошо понятный ужас, как безбожник у Паскаля.

Все эти вопросы открывают масса потенциально интересных сюжетов, однако источники могут просто не дать на них ответа. А поскольку исследование находится на начальном этапе, то множество архивов ещё просто ждут своего часа, чтобы рассказать эти истории. Кроме того, хотелось бы отметить сюжет, который, может быть, и не был центральным на данном семинаре, но представляет большую важность. Иванова указала на то, что пассаж Анастасии относительно неразвитости истории медицины в прошлом и сведению этих исследований к простому биографическому описанию врачей искажает реально положение дел.

Однако ошибка эта принадлежит не автору доклада, а транслируется той многочисленной литературой, которая существует по данной теме. Скорее всего, она находится в плену у простых предрассудков относительно истории науки и медицины в частности. Юлия Владимировна на примерах из прошлого показала, что история медицины уже в античности представляла собой весьма сложное образование, а в XVI она могла быть стать основой для геополитического исследования.

Этот случай учит нас тому, что простые и привычные ещё со школьной скамьи концепции могут привести нас к ложным убеждениям, что может повлиять и на наши представления об области собственных исследований и месте в исторической науке.

знакомство со взрослыми участниками семинара

Автор доклада - Анастасия Фаронова начала с небольшого вступления о том, что собой представляет этот самый пространственный поворот. Однако, как позже отметили оппоненты и другие участники семинара, теоретическая часть была слишком короткая и так и не дала ответ на вопрос о смысле и сущности пространственного поворота в исторической науке. Большую часть выступления докладчица отвела на рассказ о конкретных примерах понимания пространства на Руси XVII века.

Для этого она использовала довольно богатый и разнообразный иллюстративный материал: Впрочем, люди того времени называли их не картами, а чертежами. Эти чертежи были довольно разнообразными, ведь единого стандарта для них в то время ещё не существовало. Собственно, даже их авторами могли стать не только московские чиновники, но и просто сведующие местные жители.

  • Упражнения на знакомство
  • Игры на знакомство
  • Семинар профессора Савельевой

Естественно, что чертежи интересовали Анастасию не сами по. Её интересовала информация, которую они могут дать по поводу приходов и их роли в миропонимании современников. Являлся ли приход центром локуса для деревенского жителя или же нет? Однако такую информацию очень сложно отследить по картам, тем более, что авторами этих карт очень часто могли быть сторонние люди, которые ничего не знали о мировоззрении местного населения. Но даже в том случае, если автором был житель деревни, то саму карту видели только чиновники, а значит, она не выполняла главной функции - конструирования пространства.

Ведь пространственный поворот обозначает перемены не в природном окружении человека, а в его понимании этого самого окружения. Таким образом, те карты, что увидели перед собой участники семинара, никак не помогали людям переосмыслить пространство вокруг себя и не формировали их представление о роли храма и прихода в их жизни. В конце Ирина Максимовна отметила, что пространство в исторической науке можно понимать в нескольких смыслах. Во-первых, это пространство как категория. В отличие от категории времени, которая приобретает важное значению в эпоху модерна, пространство всё время играло важную роль в исторических знаниях.

Во-вторых, пространство - как конструкция, создаваемая людьми границы, карты. Это особенно относится к административному делению, которое впоследствии начинает восприниматься, как "естественные границы государства, этноса, города и. В-третьих, пространство существует как текст, который можно читать, придавая ему самые разные смыслы. Считывать разную информацию с представленных докладчицей чертежей, конечно, можно, однако это совсем не та информация, которая ей нужна.

Тем не менее, отрицательный результат - это тоже результат, и убедиться в том, что какая-либо методология не подходит к твоему исследованию - это тоже хорошая возможность лучше понять свой материал и осмыслить то, как лучше с ним работать. Свой доклад Антон начал с прояснения того, что в его докладе понимается под термином "Средняя Азия". Здесь выступавший использовал укоренившееся в советской историографии обозначение региона, хотя и подчеркнул, что другие национальные школы могут определять рассматриваемые исторические области по-своему.

Не так всё просто и понятием "джадидизм", которое хоть и имело транснациональный характер, но в каждой области имело свою региональную специфику.

На самом деле, в своём докладе Антон рассматривал не всю Среднюю Азию, а только туркменских джадидов, которые, например, отличались от своих узбекских единомышленников. Само же движение джадидизма было направлено на обновление ислама, критическое переосмысление основных постулатов, а не слепое следование авторитету предыдущим богословов.

Стоит отметить, что Антон сумел очень подробно осветить не только вопрос истории джадидизма, но и подчеркнуть его туркменскую специфику. Однако сам доклад не очень соответствовал формату аспирантского семинара.

Выступавший показал обширные знания в исследуемой им теме, но вот методы используемые им был освещены довольно слабо. Хотя, например, Антон в своём рассказе представил весьма интересный историографический спор между А. ДеВизом, в котором первый пытается применить к изучению среднеазиатского ислама методологию П.

Бурдьё, а второй его за это беспощадно критикует. Обзор этой дискуссии позже представила оппонент и научный руководитель Антона - старший научный сотрудник ФГН Бессмертная Ольга Юрьевна. Хотя её речь вообще сложно назвать оппонированием, потому что это скорее был второй доклад этого семинара, который восполнил все недомолвки первого выступления.

Если Антон больше внимание уделил фактам, то Ольга Юрьевна смогла вывести замечания своего ученика на более высокий уровень теоретических обобщений. Прежде всего, спор А.

Конспект тренинга на знакомство и сплочение:"Знакомство молодых педагогов"

ДеВиза - это не просто столкновение двух учёных, но конфликт двух противоположных исследовательских стратегий: Первая пытается применить европейские теории и лексикон в отношении историографии иных стран, что часто вызывает неправильное понимание сути явлений. Так, например, джадидов часто называют исламскими просветителями, что не только сбивает нас с толку, заставляя автоматически экстраполировать свои знания о европейских учёных и литераторах на среднеазиатских, но и делает это особое движение словно бы восточным аналогом западного процесса, что, конечно, далеко от истинных целей и намерений самих джадидов.

С другой стороны, партикуляризм предлагает отказаться от подобной практики и использовать уникальные термины для каждого особого явления. Такой подход вообще довольно близок учёным, работающим в русле постколониальных исследований.

Для данного направления даже само определение "восток" является западным обозначением для осознания собственной самости через противопоставление себя этому самому "востоку". Однако сами историки-постколониалисты не могут отказаться от такого дихотомичного деления и сами представляют "запад" как определенный конструкт всех колонистов и узурпаторов.

Сам же партикуляристский подход, который они используют, является обратной крайностью универсализма, и не позволяет нам подняться над отдельными казусами и сравнить исторический опыт разных сообществ. Как подготовить хороший академический доклад: Савельевой, посвященное мастерству подготовки и презентации академических докладов. Ирина Максимовна, выступившая со вводной речью, рассказала о собственном опыте и поделилась рекомендациями по подготовке публичных выступлений.

Участники заседания отметили разницу требований, предъявляемых к выступлениям в различных академических культурах и рассказали проблемах, с которыми они сталкивались в ходе подготовки докладов.

Тезисы и рекомендации, прозвучавшие на заседании, доступны по ссылке.

знакомство со взрослыми участниками семинара

Оппонентами стали аспиранты ШИН: Артём Ефимов и Андрей Лихаций. В своём повествовании Юлия обстоятельно подошла к прояснению того, что такое "культурный трансфер", - и откуда он взялся. Прежде всего, сами авторы этой теории противопоставляли её компаративистскому подходу, считая, что он разделяет культуры и смотрит на них, - как на отдельные феномены, в то время как "культурный трансфер" позволяет увидеть их взаимовлияние.

знакомство со взрослыми участниками семинара

Оппоненты справедливо отметили, что, во-первых, компаративистика бывает разная, и хороший компаративист никогда не будет рассматривать культуры изолированно и игнорировать их развитие. Во-вторых, очень часто оказывается так, что культура-донор не испытывает никакого влияния со стороны культуры-реципиента, что, в общем-то, ничуть не принижает исследование подобных случаев.

Примеры культурного трансфера Юлия представляла на материале писем российской аристократии, что было обусловлено темой исследования докладчицы. Несмотря на то, что в данном виде источников оказалось не так уж много нужной информации, найденные сведения оказались довольно интересными и позволяли увидеть знакомый вроде процесс петровской модернизации под совершенно новым углом.

Артём Ефимов, также занимающийся данной эпохой, только экономической сферой, отметил, что материал представленный Юлией "очень освежает". Оппоненты и Ирина Максимовна отметили, что для полноты картины, стоило бы сравнить рассмотренные письма с источниками допетровского времени, ведь культурный трансфер начался несколько раньше.

Автор доклада в общем согласилась с подобным замечанием, просто основной темой её изысканий является не сам этот процесс, а письма петровского времени. Однако подобное сравнения, конечно, добавят глубины этому интересному исследованию Второй доклад в этот вечер презентовала Марина Королева, его название - "Применение методов истории понятий при изучении государственной присяги XVII века".

Прежде всего, стоит отметить, что автор доклада решила осветить в своём выступлении как методы Begriffsgeschichte, так и Кембриджскую школу. Подобная широта охвата похвальна, но она очень осложнила задачи выступающей. Марина, занимающаяся изучением процесса присяги в XVII веке, попыталась показать, сколь разными для русских того времени были понятия "клятва", "присяга", "крестоцелование", "приведение к вере". С нашей точки зрения, всё это практические одинаковые процессы принесения обязательств правителя или служащего перед вступлением в должность.

Для современников они могли различаться не только нюансами и формой проведения обычая, но и своим смысловым наполнением. Оппоненты доклада отметили не очень чёткое диахроническое разделение понятий в таблице, которое словно в знаменитой классификации Борхеса делит зверей на нарисованных тонкой кисточкой и разбиших цветочную вазу.

Кроме того, должное внимание стоит уделить не только методам Козеллека и Скиннера, но и тех исследователей, на которых они опирались, а именно: Методы лингвистики смогли бы больше прояснить в отношении термина "клятва", который Марина интерпретировала, как несущий негативную коннотацию. Однако в нашем языке сама этимология слова "клясть" несёт как позитивный, так и негативный смысл, поэтому и слово "клятва" часто использовалось людьми XVII века как ругательство, что, в общем-то, не отменяло его другого значения.

Как проводить знакомство в тренинге

Ирина Максимовна справедливо отметила, что используя этимологию нужно быть крайне осторожным, чтобы не сделать поспешных выводов, которые могут пустить исследователя по ложному следу. Круглый стол по теме "Преподавание истории в современной школе" Семинар, состоявшийся 30 января, отличался от стальных не только своей темой, но и формой.

Было решено посвятить его не чуждой всем теме преподавания истории в школе. Выступления, представленные на круглом столе: Ирина Максимовна распределила их по следующей логике.

Сначала Вадим Киреев и Марина Фадева поделились своим опытом формального и неформального образования, после чего Марина Королева как бы обобщила конкретные выступления своим докладом о том, что вообще должен и кому должен историк в современной школе. Далее пошёл блок заметок и наблюдений иностранных участников семинара о преподавании истории в их странах, Риика Мухонен рассказала о финской школе, Жанар Бекмурзина о казахстанской. Очень необычный опыт был у американца Мэтью Клопфентштейна, который учил истории России детей японцев и корейцев, работавших в представительствах компаний Hunday и Toyota.

Наконец последний доклад представил Сергей Матвеев, посвятив его не столько самому образованию, сколько идеосфере, сложившейся вокруг. Сергей отметил сильный идеологический крен, который приняли большинство публикаций в последнее время. Идеологизация исторического образования оказалась одной из важных тем круглого стола.

Актуальна она не только для России, но и для других бывших советских республик, в зависимости от самой идеологии, меняются и её стратегии. Так, например, в Казахстане, история казахов искусственно удревняется, а Россия в ней часто выступает в качестве колонизатора и угнетателя. В Республике Беларусь идёт обратный процесс, там вопросы о национальных различиях не подчёркиваются, а Россия выступает в положительном качестве, страны, которая и помогла белорусскому народу.

Однако идеологизация школьного курса истории - далеко не единственная проблема, которая стоит перед современным школьным учителем. В связи с тем, что меняется само школьное образование, возникает логичный вопрос о том, а что вообще нужно преподавать на уроках истории.